Don’t forget to breathe underwater…

// 2 октября 2010 // Дневник

День за днем, час за часом… Прошла лихорадка с неизвестностью предстоящих концертов, отсутствием билетов, оные уже куплены и надежно спрятаны, то же и с билетами на поезд. Остается только ждать. Но любое ожидание когда-нибудь подходит к концу. И ожидание моего первого концерта Placebo прошло также. Это было то, чего я ждала и боялась больше всего. С одной стороны, время тянулось, словно липкая паутина, а с другой – не успела я оглянуться, как уже 17 сентября, и я в пылу готовлюсь: выписываю на флаге «We love&need you, Placebo» (жаль, что достать его на концерте так и не удалось), договариваюсь о встрече с Кейт, по сто раз перепроверяю билеты, складываю вещи.

Я недели две не слушала Placebo, и старалась не думать о концерте, так как до последней секунды (да, именно до последней, до того момента, как Брайан вышел на сцену) боялась, что все сорвется. Поэтому, когда моя подруга сказала «А ты завтра Молко вживую увидишь», меня пробрала дрожь…

Но вот, кажется, все готово, в сумке – зонт, карта, бутерброды, водичка, еще какие-то мелочи…и все как в  тумане. В поезде я открываю книгу в надежде отвлечься. Но не тут-то было. Через некоторое время я слышу, как сидящие недалеко девочки начинают обсуждать… да-да! Предстоящий концерт. А с другой стороны то и дело доносятся знакомые до боли мелодии звонков. Полвагона едут на Пласибо! Но меня это не столько порадовало (единомышленники!), сколько вызвало какое-то странное чувство ревности.

В Киев мы приехали почти без опоздания. Я оставила большую сумку в камере хранения и вышла под пасмурное киевское небо. Еще было время до встречи с Кейт, и я отправилась на розыски афиш. Как оказалось, они не только висят высоко, есть и вполне близкие к земле, поэтому я сделала пару кадров на фоне голубых полотнищ, на память. Дальше я зашла в метро, решив проехаться к МВЦ. Когда поезд подъехал к Левобережной, я увидела, что возле павильона уже стоит кучка людей. Поэтому решила больше никуда не ходить и просто поехала до конечной, а потом назад. В три я снова оказалась на Левобережной, встретилась с Кейт. Мы, ориентируясь на интуицию, выбрались из закоулков у метро и пошли к МВЦ. Возле павильона стоял автобусик, с которого продавали билеты, и машина с большим, уже знакомым нам плакатом. Мы решили обойти здание вокруг, нашли еще несколько дверей, но ни одного указателя, ни единого намека, где будет вход, не было. И никто из персонала внятно ничего объяснить не мог, такое чувство, что охранникам доставляло удовольствие путать нас и держать в неизвестности. Среди людей ходили самые разные слухи, но мы решили остаться там, где стояли, ведь толпа с каждой минутой становилась гуще, и вернуться обратно возможности больше бы не было. Это решение и оказалось роковым.

В толпе все пели, весело переговаривались, мы коллективно прятались под зонтиками, когда начался дождь, и ловили флаеры, которые разбрасывал промоутер. Прятать их пришлось в декольте, так как в теснотище ни пошевелиться, ни опустить руки не получалось.

Двери открыли в 6 часов, и оказалось, что в дверь, возле которой мы стояли, пускают только вторую фанзону. Мы начали вопить и взывать к рассудку охранников, но они были непробиваемы. Кейт первая лихо перемахнула через ограждение и начала пробираться наружу, я последовала за ней. Это было ужасно, скользкие решетки, джинсы мешают нормально поднять ногу, горы бутылок внизу… Хотелось возмущаться, но сил хватало только на отчаянные мысли: «Только бы не упасть, только бы не поскользнуться». Среди толпы мы с Кейт потерялись. Я пыталась разыскать ее, но безрезультатно. Добежала до входа в первую фанзону, протиснулась к двери, как могла, но передо мной все равно была куча людей. Все прыгали от нетерпения, а охранник проверял билеты со скоростью черепахи. Но вот я оказалась почти у цели. Второй охранник выхватил из толпы мелкую девочку, которая никак не могла протиснуться в дверь, со словами:
 — Ну-ка, пропустите мою жену.
Непонятная сила дернула меня за язык, и я заявила:
 — Эй, я — ваша жена!
Все вокруг рассмеялись, а мне, наконец, удалось просочиться в дверь. Охранник посмотрел на цену билета и пропустил меня дальше, но разгон взять не получилось – я попала в лапы второго дядьки, который одной рукой держал меня, а второй – билет. Он изучил его от и до, чуть ли не обнюхал, но, все же, оторвал корешок и отпустил меня. Следующими стояли две девчонки, лепившие браслеты. Я протянула дрожащую лапку – ляп! – и на моем запястье красуется неприметная оранжевая полоска, мой пропуск. Ура, наконец-то! Я влетела в зал. Он огромный! На бегу оглядела стены, закрытые черной тканью, заметила пару киосков с напитками… а где моя фанзона? К счастью, интуитивно я выбрала правильное направление и буквально вскочила в нужный проход. В последний момент я испугалась, что иду не туда, но не успела даже открыть рот. Охранник, увидев мой браслет, сказал: «Бегом, проходи». И вот я в толпе, проталкиваюсь поближе к сцене, и, приподнявшись на цыпочках, то разглядываю инструменты, то ищу глазами Кейт. Кстати, как только я оказалась в толпе, сразу почувствовала – это вам не на улице стоять, становится тепло и даже очень. Поэтому я сняла ветровку и завязала морским узлом вокруг талии. Но, к счастью, особой жары небыло

А дальше потянулись долгие минуты ожидания. Народ собирался, становилось все теснее. Мы все несколько раз скандировали “Placebo”, перебрасывались белыми шариками, но время все шло, а на сцену никто не выходил. Правда, вдали мелькнул Гаврилыч, он с улыбкой посмотрел на нас и удрал обратно. Ожидание уже становилось невыносимым, казалось, само время исчезло, сжалось в бесконечно малую точку. И вот, наконец, на сцену вышли Маракеш, обещанный разогрев. Все завопили. И, что бы там не говорили, мы обрадовались группе, как родной. Ведь их выход предвещал и скорый выход Пла… Вообще, Марик сначала вызвал у меня приступ смеха – тощий, лохматый, в каком-то балахоне. Они представились, сказали, что рады играть перед Пла, и начали петь. В грохоте музыки слова были почти не слышны, да и не нужны. Мы просто прыгали и подпевали наугад. Марик нас тормошил, заставлял петь, пока все немного не расшевелились. А в момент какой-то паузы, когда толпа снова начала скандировать «Пла-си-бо!», барабанщик стал стучать нам в ритм. Это было приятно, и мы поняли их, и они поняли нас.

Но вот Марик допел, они раскланялись и ушли. Снова потянулось ожидание, но гораздо менее тоскливое. Мы смотрели, как техники готовили все для Пла, как Брендон и бородач разглядывали нас, смеялись, подмигивали. А как они трогательно и заботливо наливали в чашку питье для Молко! И вот свет снова погас, но почти тут же включился. Это они! Вышел Стив, помахал всем и сел. Затем Стеф. И с другой стороны появился Брайан. Толпа кричала уже после того, как погас свет. Но, когда вышел Молко, вопли поднялись безумные, и удержаться от этого счастливого крика было невозможно! Меня затопила эйфория, какие же они красивые, яркие и… живые! (ну, вы понимаете, о чем я). В сто раз лучше, чем на любых фото и видео, просто безумие.

Началось. Nancy boy. Мама родная, вот, в нескольких метрах от меня поет худенький, тоненький Брайан в черной футболочке с безумным декольте, с красивой стрижкой, аккуратно подкрашенный и такой обаятельный. Это очень странное чувство – видеть вживую все то, что столько раз пересмотрено на экране, ощущать всю эту безумную энергию, и быть ее частью. Неудивительно, что я путала слова и строчки, да и вообще, петь и прыгать могла только половину песни, а все остальное время стояла и заворожено смотрела на музыкантов, жадно впитывая каждую мелочь, каждое движение, каждый звук, вглядывалась в каждую черточку таких тысячу раз любимых лиц, в каждую слюнку, вылетавшую (надо заметить – нередко ) из уст Молко. Меня периодически носило с толпой по залу, но, если бы это не отвлекало от сцены, я бы даже и не заметила. Звук – сейчас я понимаю, что он мог и должен был быть лучше, но тогда всего услышанного мне хватало. Я слышала этот замечательный голос, мелодию. Не совсем хорошо, но слышала. И наслаждалась.

Ashtray heart – на одном дыхании — BFTS – зал заметно оживился, все вопили песню громче Молко и неправильно допели конец, а Брайан смотрел на это безобразие и улыбался.

Soulmates – Kitty Litter (наконец-то насладилась Стефкиным “I need a chaaaaange...”) – EYEM – Special Needs – Breathe Underwater – Neverending Why, снова все на одном дыхании – Bright Lights! В толпе подняли цветные фонарики, и яркие лучи запрыгали по залу. Молко и Стефан переглянулись и заулыбались. После этого концерт пошел еще веселее и ярче, музыканты явно были довольны — Meds. Драйв! Снова допели неправильно, снова музыканты хихикали над нами. Чем дальше пел Брайан, тем мокрее он становился. Футболка промокла, капельки блестели на коже, слетали с волос. Я подумала, что Кейт должно быть хорошо. В какой-то момент мне удалось взобраться на небольшое возвышение, но толкались там аццки. Один раз я не выдержала и даже вызверилась на кого-то. Слов все равно не слышно, но, думаю, по моему лицу и так все было понятно. Teenage angst. Вот на ней все свежеиспеченные фанаты притихли. – All apologies. Снова вопли и восторг, особенно после фразы “everyone is gay”, ее все подтвердили веселыми криками – STSG. Тоже дикие радостные вопли и пляски… “and a voice that made me cry”… по коже предательски поползли мурашки, я думала, что в основном списке она последняя. Но нет, еще Bitter End. Ее я, почему-то, почти пропустила мимо ушей.

А еще в один момент я вдруг заметила впереди знакомый триколор с надписью и высокую фигуру Кейт. Обрадовавшись, я начала активно перемещаться в том направлении и скоро оказалась прямо напротив Стефана, вдоволь налюбовалась его блестящим поясом, декоративно изодранными джинсами, пластичным телом и безумными танцами, как он прикладывал палец к губам, как оглядывал зал блестящими глазами. Рассмотрела и Гаврилыча в подробностях – да он огромный, просто качок! На фото это как-то не бросается в глаза. Рядом со мной едва не устроили драку два парня. Они начали толкать друг друга в жуткой тесноте, и я подумала, что меня сейчас просто раздавит кто-то из них. Но, к счастью, кому-то удалось остановить парней, их просто распихали в разные стороны.

Вот Bitter End закончилась, и музыканты ушли. Толпа снова принялась скандировать “Placebo”. И они не заставили себя долго ждать. Trigger Happy Hands. Брайан устроил целый спектакль, как он вскидывал руки, как орал “fuck!”, ”come on!”, как сложил ладони у щеки, словно спящий ребенок… я просто теряла дар речи и способность здраво мыслить.

Post Blue. Казалось, все, что было до этого момента – полузабытый сон. Едва раздались знакомые звуки, я закричала, просто не веря в реальность происходящего. Да могла я вообще помечтать об этом раньше?! Меня трясло, словно в лихорадке, хотелось, чтобы песня не кончалась. Счастье затопило с головой, стало фиолетово, что поющие рядом почти заглушают слова Молко и музыку, что некоторые смотрят на меня, как на психа. Плевать, плевать, остались только я, Placebo и Post Blue. Знаете, если бы в тот момент спросили, как меня зовут, или в каком я сейчас городе, думаю, я бы даже промычать в ответ ничего не смогла. Дальше эмоций почти не осталось, хотя заиграла одна из моих любимых — Infra-red. Потом Брайан стал боком и начал отбивать ритм на гитаре. Taste in men. Все, это точно последняя. Стив забросил палочки чуть ли не в конец второй фанзоны. С трудом верится, что все закончилось, кажется, полтора часа промелькнули, словно пять минут. Все выходят на поклон, я рассматриваю всех-всех-всех еще раз. Толпа кричит, как в начале. Они смотрят на нас, а мы – на них. Со слезами, криком и придурковатыми улыбками. Молко поднимает пальцы, сложенные в peace, и тут же ему на встречу тянутся сотни peace. Музыканты уходят со сцены, и только Брайан задерживается. Он складывает ладони и кланяется еще раз. Столько тепла в этом жесте! Все, они ушли. Я крикнула “come back!”, просто так, чтобы не расплакаться… (ну а окружающие снова посмотрели на меня, как на психа). Вышли техники и с космической скоростью начали все убирать. Толпа поредела, и я, наконец, протиснулась к Кейт. Мы повисли на решетке, переживая последние секунды праздника. Техники поставили у края сцены напитки музыкантов, и мы тут же стали упрашивать охранников дать нам хоть что-то. Но перед нами стояли черствые и бездушные люди. Тогда мы начали орать техникам, а через секунду до меня дошло – какого мы кричим на русском?  Я начала махать руками и вопить что-то вроде “please, give us something!”…(думаю, насмеялись все с нас вдоволь). Техники улыбались, но разводили руками. Наконец, они поотдирали сет-листы. Кейт отвоевала себе один, измяв в борьбе нещадно. Мы решили не рисковать его разворачивать. А еще, когда злобный охранник ушел, подошел более добрый. Он для вида поломался, но отдал нам бутылочку Моршинской, которая весь концерт простояла на сцене. Радости нашей не было конца. Мы торжественно хлебнули этой чудесной воды и решили, что посвящение прошло по всем правилам. Потом мы пошли искать туалет, а по дороге наткнулись на стол с остатками стаффа. Но платить 250 грн. за даже неоригинальные футболки у нас желания не возникло, так что мы их просто потискали. Туалет оказался мужским, но других вариантов не предвиделось, и мы решили, что на концерте Placebo это вообще не важно.

Мы пошли обратно на метро и уехали на вокзал. Всю дорогу наперебой и взахлеб обсуждали концерт. На вокзале распрощались и пошли искать свои поезда. Было грустно, но эта грусть — приятная.

Да, обидно, что мы не слышали с утра саунд-чек, что не остались у ограды и не дождались автографов от группы, что не отправились в клуб, где потом зажигали Стив, Ник и другие… Но мы, все же, получили свое счастье. Этот концерт для меня был — как яркая вспышка, комок энергии и радости, как сто деньрожденных и новогодних подарков одновременно…
В поезде я, несмотря на боль во всем теле, звон в ушах, заснула без задних ног, и всю ночь мне снился Брайан.

P.S. Хочу поблагодарить всех-всех-всех, кто сделал это чудо возможным. Спасибо и моим родителям, которые хоть и не одобрили мою поездку, но позволили поступать по моему усмотрению; и нашему фан-клубу, который стал почти моей семьей и помогает мне на трудном фанатском пути (не знаю, набралась ли бы вообще я сама решимости на это безумие); отдельное спасибо Кейт, которая составила мне такую приятную компанию.
И, конечно, спасибо Placebo. За то, что они есть.

Your Heart

Написать ответ